ДО ЮБИЛЕЯ ОСТАЛОСЬ 6 ДНЕЙ

ДО ЮБИЛЕЯ ОСТАЛОСЬ 6 ДНЕЙ

3 ноября 1932 года Тбилисский государственный русский театр открывает сезон пьесой М. Горького «На дне» в постановке великого Котэ Марджанишвили.
В 1933 году директором и художественным руководителем театра назначается Константин Шах-Азизов.
В октябре 1934 года Тбилисскому государственному русскому театру присвоено имя Александра Сергеевича Грибоедова.
В эти годы на сцене театра играют Белла Белецкая, Екатерина Сатина, Владимир Брагин, Людмила Врублевская, Иван Бодров, Аанатолий Смиранин, Константин Мюфке, Мавр Пясецкий, Константин Добжинский, Александр Загорский, Надежда Сперанская, Юрий Алексеев-Месхиев, Константин Гарин, Борис Вяземский. В состав постоянных художников включены Ираклий Гамрекели, Ладо Гудиашвили и Ирина Штенберг. В музыкальной части театра работают композиторы Иона Туския и Захария Палиашвили.
В 1938 году режиссером Грибоедовского становится Георгий Александрович Товстоногов.
Сценическая деятельность Товстоногова началась в 1931 году в Тифлисе, когда он пришел в русский ТЮЗ в качестве актера и ассистента режиссера. В том же году Товстоногов поступил на режиссерский факультет ГИТИСа. Продолжал работу в ТЮЗе, каждый год ставил спектакли (режиссерский дебют состоялся в 1933 году). По окончании ГИТИСа он пришел в Тбилисский русский театр имени Грибоедова, прослужил здесь с 1938-го по 1946 год и поставил 14 спектаклей, среди которых – «Дети Ванюшина» С. Найденова, «Парень из нашего города» К. Симонова, «Школа злословия» Р. Шеридана, «Собака на сене» Лопе де Вега, «Ночь ошибок» О. Гольдсмита, «Бешеные деньги» А. Островского, «Ленушка» Л. Леонова, «Лисички» Л. Хеллман и другие замечательные постановки. Кстати, в Тбилиси случился и первый рекорд Товстоногова – спектакль «Бешеные деньги», поставленный им в 1942 году, прошел 108 раз! Для полноты картины добавим, что в это же время Товстоногов активно ставил спектакли и в Тбилисском ТЮЗе, и на сцене Театрального института.
Георгий Товстоногов – основатель театральной педагогики в Грузии. Преподавать в театральном институте актерское и режиссерское мастерство его пригласил Акакий Хорава, который этот институт создавал. В деле систематизированного преподавания мастерства здесь все начинается с Товстоногова.
Учениками Товстоногова себя с гордостью называли такие мэтры, как Михаил Туманишвили, Гига Лордкипанидзе, Гоги Гегечкори, Медея Чахава, Тенгиз Абуладзе, Резо Чхеидзе, Натела Урушадзе… В числе его «внуков» – Роберт Стуруа и Темур Чхеидзе… Славный список!
Кроме того, Товстоногов – это, как говорится, наш человек в истории, грузин. Грузины – крохотная нация, их мало, они дорожат друг другом. И с особым пиететом относятся к своим выдающимся соотечественникам, имена которых – это гарантия бессмертия маленькой нации.
А великий Гога был грузином, это уж вне всякого сомнения.
«Дом Товстоноговых-Лебедевых в Петербурге, со всегдашними, когда не придешь, гостями из Тбилиси, – вспоминал драматург Анатолий Гребнев, – был и остался грузинским домом. Надо ли говорить, что здесь всегда болели за тбилисское «Динамо», когда оно еще существовало, – вот он, показатель патриотизма!»
«Он всю свою жизнь считал себя грузином, – свидетельствовал Гига Лордкипанидзе. – Помню, Дина Шварц говорила: «Гига, он так тоскует по Грузии, по грузинской пьесе». Я в это время инсценировал вместе с Нодаром Думбадзе «Я, бабушка, Илико и Илларион» и поставил в Театре им. К. Марджанишвили по пьесе спектакль. Георгию Александровичу он очень понравился, и он решил ставить эту пьесу у себя в театре. Попросил меня при случае обязательно заехать к нему и прочесть пьесу. Зачем? Он прекрасно знал язык, читал много грузинской литературы. Но знал, что я все-таки человек из народа, с народной жилкой, что я знаю деревню, что мое поколение – так сказать, думбадзевское. Он хотел, чтобы я прочел ему пьесу по-грузински. Я читал, а он буквально ржал во время моего чтения. Он получал огромное удовольствие. Видимо, ему важно было ощутить грузинский колорит, от которого он отвык за многие годы».
Однажды на юбилейном вечере в Театре Руставели (свое 50-летие Товстоногов отметил в Тбилиси) Сергей Юрский в шутку брал у Георгия Александровича интервью и спросил: «Как вам нравится Тбилиси?». Товстоногов не принял шутливого тона, ответил серьезно: «Это странный вопрос. Я не могу восхищаться городом Тбилиси как иностранец. Это мой город. Это все равно, как спросить, нравятся ли вам ваши родители, ваш брат, ваша сестра. Это не может нравиться или не нравиться. Это – мое».
В том же 1965 году Товстоногов ставит в БДТ спектакль «Я, бабушка, Илико и Илларион», в 1972 году – «Хануму». В телевизионной версии этой постановки за кадром звучит голос самого режиссера, читающего стихотворение Григола Орбелиани в переводе Николая Заболоцкого: «Только я глаза закрою – передо мною ты встаешь! Только я глаза открою — над ресницами плывешь!». Новый 1983 год БДТ отмечает на фоне огромной репродукции картины Пиромани. В ряду его званий – Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР, Народный артист Грузинской ССР, Почетный гражданин Тбилиси. И, наконец, почти каждый свой творческий вечер он заканчивал любимым стихотворением – «Синий цвет» Николоза Бараташвили в переводе Бориса Пастернака.
Уверяю вас, в Грузии вполне возможен такой диалог (по Булгакову, конечно):
– Товстоногов умер…
– Протестую! Товстоногов бессмертен!