К 175-ЛЕТИЮ ТЕАТРА ИМЕНИ ГРИБОЕДОВА. ПАМЯТНАЯ ДАТА

К 175-ЛЕТИЮ ТЕАТРА ИМЕНИ ГРИБОЕДОВА. ПАМЯТНАЯ ДАТА

13 февраля 2008 года ушел из жизни заслуженный артист Грузии ДЖЕМАЛ ШОТАЕВИЧ СИХАРУЛИДЗЕ
«Герои Сихарулидзе – это часто сильные, волевые люди, люди поступка – пусть иногда и разрушительного. Все помнят его неистового Григория Распутина из одноименного спектакля (Джемал был тогда отмечен за лучшую мужскую роль), наступательного, жестокого, ни перед чем не останавливающегося Лопахина из «Вишневого сада», обуреваемого преступной страстью Лорана из «Терезы Ракен» Э. Золя.
Лоран – Сихарулидзе был воплощением грубой, животной силы, циничным человеком, как кажется, отнюдь не склонным к рефлексии и угрызениям совести. Однако и ему не удалось избежать душевных мук…
Запомнилась сцена из спектакля «Вишневый сад», когда Джемал Сихарулидзе объявляет, что вишневый сад продан и что именно он стал его владельцем. Лопахин не может скрыть своего почти животного ликования, торжества, пьянящего восторга и пускается в пляс… «За все могу заплатить!» – кричит он в самозабвенном экстазе. Но Сихарулидзе мог быть и совершенно другим. Так, воплощая на сцене образы Скалозуба из «Горя от ума» Грибоедова или «солдафонистого» Поручика из «Избранника судьбы» Шоу, он показывал тупую ограниченность своих героев, и был в этом качестве так же убедителен, как и в ролях «сильных мужчин». Замечательно чувствовал себя актер и в комедийной стихии – например, в роли недалекого Микича Кодрянца в «Хануме» Цагарели. Надо сказать, Джемал Сихарулидзе замечательно пел, что иногда становилось дополнительной краской в характеристике его героя.
Вершиной творчества Сихарулидзе стал Понтий Пилат из спектакля «Мастер и Маргарита». «Этот образ заставляет задуматься над тем, что тебя ожидает завтра и как надо жить сегодня!» – говорил Джемал перед премьерой. Она прошла на «ура!», Понтий Пилат был всеми признан большой творческой удачей актера, хотя ему пришлось выдержать серьезную конкуренцию с такими мастерами, как Кирилл Лавров и Михаил Ульянов, сыгравшими этого героя в кино и на телевидении… Сцены с Пилатом – одни из лучших в постановке грибоедовцев. Понтий Пилат в трактовке Джемала Сихарулидзе был неординарной, сильной и в то же время страдающей личностью. Его интерес к необычным взглядам «философа с мирной проповедью» Иешуа Га-Ноцри был неподдельным и страстным, а позднее раскаяние в совершенном проступке, предательстве – глубоким и искренним.
Журналист Нелли Узнадзе в своей рецензии на спектакль «Мастер и Маргарита» называет Понтия Пилата – Джемала Сихарулидзе «опорной фигурой спектакля, противостоящего Иешуа Га-Ноцри. «Он олицетворяет земную власть. Величествен, замкнут, суров. В нем сконцентрирована категоричность прокуратора, не терпящего возражения. Он не может признаться даже себе в том, что трусость – самый страшный порок, что стоящий перед ним и его волей посланный на смерть беззащитный философ, опровергает право сильного на возможность вершить чужие судьбы. Последние слова Иешуа: «Отныне мы будет там вместе» обжигают его совесть…» (И. Безирганова. «Бесконечный эксперимент». Русский театр в Грузии 170. Тбилиси. 2015).