თეატრის შესახებ

Тбилисский государственный академический русский драматический театр им. А.С. Грибоедова – первый профессиональный театральный коллектив на Кавказе и старейший русский театр за пределами России. Театр основан в Тбилиси 20 сентября 1845 года царским наместником, графом М.С.Воронцовым. На рубеже XIX-XX вв. на сцене театра играли Мария Савина, Полина Стрепетова, Александра Яблочкина, Вера Комиссаржевская, Александр Сумбаташвили-Южин, ставили спектакли Всеволод Мейерхольд и Котэ Марджанишвили. Заметный след в истории Грибоедовского театра оставили  Георгий Товстоногов, Роберт Стуруа, Павел Луспекаев, Петр Фоменко, Арчил Гомиашвили, Михаил Туманишвили, Гига Лордкипанидзе, Верико Анджапаридзе.

Сегодня театром руководит Автандил Варсимашвили, лауреат Государственной премии Грузии, премии им. К.Марджанишвили, кавалер Ордена Дружбы (Россия), Ордена Чести (Грузия). В настоящее время в труппе 36 артистов. В репертуаре театра – 35 спектаклей, это и мировая классика, и разнообразные постановки для детей. Репертуарная политика театра направлена на популяризацию классической русской драматургии – в театре объявлены «Сезоны русской классики».

В 2015 году театру им. А.С.Грибоедова исполнилось 170 лет. Празднование 170-летия стало событием международного масштаба – театр поздравили деятели культуры из 45 стран, а в рамках юбилея (впервые в театральной истории) прошли Конгресс русских театров зарубежья и Конференция «Русский театр за рубежом. Проблемы и перспективы».

В 2013 году театр им.Грибоедова получил премию «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». В 2017 году театру присуждена престижная Театральная премия им.Кирилла Лаврова. Театр Грибоедова уже несколько лет возглавляет рейтинги, ежегодно составляемые Центром исследований современного грузинского театра как самый гастролирующий театр Грузии, а также как один из самых посещаемых.

Грибоедовский сегодня – это театральный бренд, коллектив с серьезной репутацией и громким именем. Пригласить его на гастроли считают за честь лучшие фестивали и театры мира.

АВТАНДИЛ ВАРСИМАШВИЛИ

художественный руководитель Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова

ДЕТИ АШУГОВ

Миссия русского театра в Грузии

В каком направлении идет развитие театра? Чтобы понять это, нужно оглянуться на то, что было сделано начиная с истоков. Сегодня, может быть, стоит заново попытаться осмыслить миссию русского театра в Грузии.

С Востока и Запада в этот прекрасный город стремились торговцы и путешественники, миссионеры и ашуги. Тбилиси был торговым и культурным центром Закавказья. Здесь можно было встретить представителей как соседних кавказских народов, так и европейцев и, конечно же, русских, чей интерес к Грузии и, особенно, к ее столице, все возрастал – было хорошо известно, что ключи от Кавказа находятся в Тбилиси. И если хочешь покорить Кавказ, надо вначале покорить Тбилиси.

Сегодня любой человек немало удивится, увидев на улицах Тбилиси верблюда. Но в первой половине 19-го века навьюченный верблюд или даже караван верблюдов были в столице обычным явлением. Караванные пути сходились у главных городских ворот – Гянджинских. Какой только национальности и веры люди не встречались здесь! Все они стекались к мейдану, туда, где располагался базар, вернее, базары – пестрые палатки, прилавки, трактирщики, мастеровые и торговцы, торговцы, торговцы…

На мейдане купишь все, что угодно: еду, напитки, золотые и серебряные изделия и не счесть, что еще.

– Хабарда! Берегись!– кричит носильщик и спешит, хотя на спине у него – огромный комод.

– Посторонись! – кричит фаэтонщик, который везет какого-то европейца. Возможно, это только что вышедший из серных бань изумленный Александр Пушкин. Ведь он впервые увидел, что в баню люди приходят, чтобы развлекаться и кутить. А если останется время и если ты еще не опьянел, тогда можно и искупаться.

А это что за француз, которого тащит на спине грузчик-имеретинец? Вполне вероятно, что это искатель опасных приключений, подвыпившй Александр Дюма. А вот тот русский – Александр Грибоедов, погруженный в думу о превратной политике своей страны. Кого только не увидишь здесь! Всюду шум и гам. Кто скандалит, кто смеется. Здесь тихо не говорят, здесь только кричат.

Но иногда весь мейдан, как один, замирает, словно зачарованный – на мейдане появляются ашуги. Не думайте, что ашуг – только поэт-певец. Он станет им намного позже. Таким поэтом-певцом предстанет Иэтим Гурджи. Но тогда, в первой половине 19-го века, ашуги были бродячими артистами. Иногда они представляли восточную поэму-легенду или разыгрывали библейские сцены, а порой высмеивали какой-нибудь социальный порок. Ашуги, как правило, наносили на лицо белила, а на веки и губы – красную краску. Разостлав на площади ковер, становились на него и начинали представление. Это мог быть театр одного актера, или представление с участием многих действующих лиц, или какая-нибудь мистерия. Нередко их монологи были похожи на современный рэп. Одни ашуги выступали на грузинском языке, другие – на армянском. Часто здесь можно было встретить и ашуга-турка, исполнявшего, разумеется, на турецком, еврея, представлявшего собравшимся хасидский музыкальный фольклор. С трудом верится, но факт, что встречались здесь и ашуги-арабы, которые вели представление на арабском языке. Нередко подобные спектакли шли и на русском. Ведь в то время в России уже начался театральный бум, и его отголосок достиг и Тбилиси. Поэтому на мейдане разыгрывались так называемые «сценки» на русском языке.

У многоязычных зрелищ всегда был свой зритель. Магия театра объединяла людей разных национальностей, разной веры. Они все вместе реагировали на представление и так же вместе награждали ашугов аплодисментами.

Где теперь тот город? Со своими кинто, карачохели, танцорами с дайрой, грузинским многоголосием, наряду с персидскими баяти, молодцами в чохах, женщинами в чадре и европейцами в шляпах… Где те карнавальные ритуалы, те, совершенно мне незнакомые, но очень любимые ашуги с выбеленными лицами, с их грузинскими, персидскими, турецкими, армянскими, арабскими, еврейскими, русскими танцами и песнями? Где тот город с верблюдами, которые ушли по Шелковому пути, да так и остались там? Где красочные ритуалы «гвирилоба» и «испанахоба» в честь ромашки и шпината? Где «берикаоба», «кееноба» – народные празднества и гулянья?

И вот в таком многонациональном колоритном театральном Тбилиси не было ни одного театрального здания, где бы регулярно давали представления.

Всему нужен свой герой. Настало время и для открытия театра, явился свой зачинатель.

Этим героем в грузинской действительности того времени стал русский граф, генерал-губернатор Михаил Воронцов. Отец его – Семен Воронцов был послом России в Англии. В этой стране и прошло детство Михаила Воронцова, что навсегда оставило след в его жизни. Все, кто хоть раз писал о нем, отмечают европейский менталитет Михаила Воронцова. Николай I направил его в Грузию не простым военачальником, а наместником царя, и предоставил ему неограниченные права. Примечательно, что Воронцов хорошо знал Грузию, так как еще двадцатилетним юношей служил здесь. А спустя 40 лет после своего первого визита 63-летний фельдмаршал Воронцов в ореоле славы вернулся в страну, где когда-то начинал свою блестящую карьеру.

На рассвете 26 марта 1845 года тысячи грузин встретили его в городе Мцхета и проводили до Тбилиси.

Вокруг этой личности уже полтора столетия ведутся споры и у нас, и в России. Его называли и «антигрузином», и «антирусским». Но факт, что он сделал много добра для грузин. Факт и то, что именно из-за этих добрых дел он был отозван из Грузии Российской империей. Заслуги Михаила Воронцова не раз отмечал Илья Чавчавадзе, а Акакий Церетели в 1910 году даже посвятил давно скончавшемуся царскому наместнику поэму «Воронцов».

Итак, 26 марта 1845 г. он прибыл в Грузию, а уже 20 сентября того же года, ровно через 6 месяцев, Воронцов открыл в Тбилиси первый профессиональный театр – «для ознакомления с русским языком, русскими обычаями и постепенного сближения с Россией…» А спустя 5 лет Михаил Воронцов сформирует итальянскую оперу и грузинский театр. Затем еще через год на нынешней площади Свободы возведет здание «Театра караван-сарая» в мавританском стиле. Великий сын страны «Комеди Франсез» Александр Дюма признавался, что столь величественного театра он никогда не видел.

С этого периода в Тбилиси и в целом по Грузии начинают изживать азиатскую культуру и широко открывают двери для культуры европейской. И если всего 6 лет назад в Тбилиси доминировала персидская музыка, теперь ее место заняла музыка Россини, Беллини и Доницетти. И если русский гений Александр Пушкин назвал в 1829 году Тифлис городом азиатской культуры, то уже 22 года спустя, в 1851 году другой гений Лев Толстой отметил в своих записках, что Тифлис – город европейской цивилизации, подражающий Петербургу. Тбилиси действительно с такой быстротой усваивал тогдашнюю европейскую культуру, что это изумляло даже самих европейцев. На сцене Тбилисского оперного театра гораздо раньше, чем в Санкт-Петербургском Мариинском, были осуществлены постановки таких шедевров как «Трубадур», «Травиата», «Фауст», а опера Верди «Отелло» была поставлена в начале в Милане (1887), затем в Тбилисском оперном театре (1888). И только потом в Парижской Гранд Опера. Тбилисские музыканты даже шутили, что Верди пишет свои оперы сначала для Милана, затем для Тбилиси, и только потом для всего остального мира.

Но давайте вновь вернемся к русскому театру. В Совет директоров Воронцов назначает поэта Александра Чавчавадзе. Кроме того, связывается с великим русским актером Михаилом Щепкиным и с его помощью заполняет труппу тбилисского театра актерами санкт-петербургского и московского императорских театров. Сегодня пять премьер в год – это очень много для театра, а 10-11 – невообразимо много. Должен сказать, что уже в первый год русский театр представил зрителям свыше ста (!) премьер.

Прошло 172 года, а русский театр в Тбилиси по-прежнему живет как пример толерантности, как пример диалога культур. Понятно, почему почти все выдающиеся грузинские режиссеры работали здесь, на русской сцене. Их именами гордился бы любой театр мира: Александр Сумбаташвили-Южин, Котэ Марджанишвили, Александр Цуцунава, Дмитрий Алексидзе, Михаил Туманишвили, Гига Лордкипанидзе, Роберт Стуруа, Гизо Жордания и многие, многие другие. Мало кто знает, что заведующим литературной частью этого театра был классик литературы Григол Робакидзе, музыку к спектаклям писал Захарий Палиашвили, а декорации создавали Елена Ахвледиани и Ладо Гудиашвили. Многие гиганты русской сцены делали первые творческие шаги в этом театре, и только потом их гений получил признание в России: Всеволод Мейерхольд, без которого невозможно представить, не только русский, но и мировой театр, два года возглавлял Тбилисский театр; здесь наш соотечественник Владимир Немирович-Данченко, до того, как вместе с Константином Станиславским открыл в Москве легендарный МХАТ, попробовал свои силы в режиссуре. Здесь семь лет работал Георгий Товстоногов, и это были годы становления его большого таланта. А всеми почитаемый в Москве директор Центрального Детского театра Константин Шах-Азизов долгое время руководил именно Грибоедовским театром. До конца жизни с любовью вспоминал свой тбилисский период Петр Фоменко… Знаете ли вы где-нибудь в какой-либо стране театр, где творили столько гениальных людей? Я лично не знаю. В одном только уверен: если бы во Франции или Англии в каком-нибудь театре работала плеяда таких выдающихся личностей, этот театр объявили бы памятником.

Грузия – страна не только грузин, но и азербайджанцев, армян, русских, абхазов, евреев, осетин и представителей многих других народов, все они равноправны в нашей стране, государство одинаково заботится о них. Наша прекрасная страна многонациональна, и в этом ее особая притягательность и гордость. Без осознания этого невозможно представить единое государственное мышление и целостность Грузии. Свою лепту в укрепление такой позиции вносит и впредь будет вносить русский драматический театр, носящий имя Александра Грибоедова. Этот театр не только очаг русской культуры в Грузии. У него более высокая миссия – объединять всех негрузин, для которых Грузия – Родина.

Поэтому и радует меня, когда на наших спектаклях вижу в зале сидящих рядом грузин и русских, армян и азербайджанцев, беженцев из Абхазии и Осетии… Наш театр их объединяет, как в свое время ашуги объединяли собравшихся на майдане людей. Ведь мы – дети тех ашугов.

В 2015 году года мы отметили 170-летие нашего театра.

Это был праздник не только старейшего театра Грузии, но и праздник толерантности, нашей любви к представителям других народов и уважения к их духовным ценностям.