Вы можете приобрести билеты на наши спектакли в Интернете:

www.biletebi.ge

ЗВЕЗДЫ ГРИБОЕДОВСКОЙ СЦЕНЫ


К 170-летию русского театра в Грузии

 

Екатерина Сатина, Белла Белецкая, Варвара Алексеева-Месхиева, Ядвига Максимова, Елена Ковальская, Людмила Врублевская, Валентина Захарова, Лилия Зверева, Надежда Сперанская… Эти звучные фамилии отсылают нас в далекие 30-40-50-е годы истории русского театра в Грузии. Ах, какие это были женщины, какие актрисы!

 

Удивительную жизнь в искусстве прожила Людмила Александровна Окуневич, известная под сценическим псевдонимом Врублевская. Из автобиографии актрисы узнаем, что она родилась в Пятигорске и в возрасте полутора лет оказалась с родителями в Тбилиси, здесь выросла и училась. В 1918 году вместе с матерью Людмила выехала в Москву, где собиралась окончить гимназию и поступить в театральную школу. Но проехать через фронт оказалось невозможно пришлось остановиться в Ростове-на-Дону, где девушка поступила в гимназию и одновременно начала посещать самодеятельный драматический кружок Владикавказской железной дороги. Руководитель этого кружка устроил Людмилу Врублевскую в Нахичеванский театр имени М. Горького. А в 1920 году она стала актрисой вновь организованного Сатир-агит-театра, из которого позднее вырос Бакинский рабочий театр во главе с Владимиром Пессимистом. Уже через год, с установлением в Грузии советской власти, актриса возвращается в родной Тбилиси.

«С этого приезда я, собственно, и считаю начало моей актерской жизни, так как тут я впервые встретилась с настоящим большим мастером сцены, с талантливейшим и вдохновенным Константином Александровичем Марджанишвили, знакомство с которым решило всю мою дальнейшую актерскую судьбу. С этой встречи началось формирование меня как актрисы, - пишет в своей автобиографии, хранящейся в архиве театре, Людмила Врублевская. – По приезде в Тбилиси я начала работать в Революционно-художественном театре, в 1922 году переименованном в Малый театр, там я и встретилась с Котэ Марджанишвили. Он только что приехал из Москвы. С Константином Александровичем и под его непосредственным руководством я сыграла тогда Иродиаду в «Саломее» Оскара Уайльда. С другим режиссером – Екатерину II в «Любовь – книга золотая» А. Толстого. Это был первый урок настоящей работы, к которой я всегда стремилась. К сожалению, в 1923 году Константин Александрович, будучи сильно перегружен работой в грузинском театре, нас оставил. Но те высокие требования к театру, которые были им привиты, уже не позволяли мириться с установкой на обыкновенное, среднее провинциальное дело, которая была у нас тогда в театре; изменить данное положение я не могла, потому что сама толком еще ничего не умела, а примириться для меня было уже невозможно. Поэтому проработав три года в Тбилиси, в 1924 году я уехала».

С 1924 по 1928 годы Врублевская – актриса Сталинградского театра. Но Людмила Александровна вновь испытывает творческую неудовлетворенность. Как она сама пишет, «то, ради чего я уехала из Тбилиси, не было найдено». Театр, в котором Врублевская работала, не многим отличался от того, который она оставила. «Я оказалась на какой-то мертвой точке, - рассказывает актриса. – Вот почему , получив в 1928 году предложение из Нижнего Новгорода, я ни минуты не колеблясь, его приняла. Театр в Нижнем в то время считался одним из лучших периферийных театров и работа с известным режиссером, антрепренером Николаем Ивановичем Собольщиковым-Самариным открывала для меня совершенно новые возможности. Это был выход из безнадежного состояния».

Врублевская впервые после работы с Котэ Марджанишвили почувствовала, что движется в правильном направлении. Тем не менее, получив приглашение из Грузии, она не раздумывая, согласилась – «меня неудержимо потянуло на родину. Я все оставила и приехала в Тбилиси. Здесь, в Тбилисском рабочем театре я встретилась с коллективом, с частью которого судьба меня довольно надолго свела». Но в один прекрасный день актриса вновь вынуждена расстаться с Тбилиси: здание, на сцене которого работал ТРТ, было передано театру под руководством Котэ Марджанишвили, вопрос о русском театре повис в воздухе, и Людмила Александровна уехала в Москву. Работала в театре Ленсовета, а в сентябре 1930 года была послана с ударной бригадой в Донбасс, затем – в Подмосковный угольный район. А в 1931-м стала актрисой театра Всеволода Эмильевича Мейерхольда.

«Судьба еще раз столкнула меня с большим мастером сцены. За два года пребывания там я очень многому научилась, но многое в этом театре было для меня неприемлемо и в 1933 году я ушла от Мейерхольда». В этом же году актриса снялась в фильме «До скорого свидания», выпущенном Госкинпромом Грузии.

И опять судьба забрасывает Врублевскую в Москву, во вновь организованный театр под руководством ученика Мейерхольда Алексея Грипича.  Здесь она сыграла Лидию в спектакле «Бешеные деньги» Островского, Татьяну в «Мещанах» Горького, Лидию в «Платоне Кречете» Корнейчука, за что была отмечена благодарностями и наградами.

В 1936 году в жизни актрисы вновь происходит крутой поворот: она получает приглашение от художественного руководителя и директора Тбилисского русского театра имени А. С. Грибоедова Константина Язоновича Шах-Азизова.

«Я с большим волнением и радостью приняла это предложение работать в Тбилиси. Там началась моя театральная жизнь и туда мне предстояло вернуться, пройдя довольно долгий путь исканий, надежд, разочарований и вновь надежд. И это заставило с особенным трепетом и волнением ехать в Тбилиси. Для меня самой это была проверка многих лет работы», - говорила Людмила Александровна.

В Тбилиси ее ждали интересные роли и большой сценический успех. Одну из своих самых ярких ролей Людмила Александровна сыграла в спектакле А. Ридаля «Анна Каренина» Толстого.

«Врублевская с большой чуткостью и отличным пониманием толстовского образа раскрывала мучительную борьбу Анны за право на счастье. «Ее любовь к Вронскому, мечта о лучшей жизни, протест против общества показаны артисткой в сложном рисунке правдивой, реалистической игры», - писала «Заря Востока». Газета отмечала, что «предрешенность гибели Анны артистка раскрывала через нарастание внутренней драмы, не сбиваясь на истерические интонации и избегнув опасности впасть в фальшивый тон «страдающей грешницы» (Е. Шапатава. «Тбилисский государственный театр русской драмы имени А. С. Грибоедова». 1958 г.).

Интересно, что в роли Каренина выступил тогдашний супруг актрисы, замечательный актер Иван Никифорович Бодров – в будущем артист Московского театра Сатиры.

Людмиле Александровне довелось встретиться в работе с такими замечательными режиссерами, как Георгий Товстоногов (Врублевская блестяще сыграла леди Тизл в его спектакле военного времени «Школа злословия» Шеридана), Леонид Варпаховский (уже в послевоенные годы актриса предстала в образе Аркадиной в спектакле «Чайка» Чехова и в роли Елены в «Днях Турбинных» Булгакова).

Людмиле Врублевской действительно везло на режиссеров – в 1944 году она становится актрисой Московского Камерного театра под руководством Александра Таирова и работает в нем вплоть до его закрытия в 1950-м. И пути Господни неисповедимы: актриса в 1952 году в очередной раз возвращается в Тбилиси. Ее неспокойная душа, душа, пребывающая в постоянном поиске, вновь обрела покой на родине…

Приблизительно в тот же период, что и Людмила Врублевская (военные годы), на тбилисской сцене блистала Варвара Владимировна Алексеева-Месхиева. Дочь корифея грузинской сцены, трагика Ладо Месхишвили, сценическую деятельность начала в 1916 году. В период с 1916 по 1934 годы она выступала в Московском драматическом театре, Театре им. МГСПС, Центральном театре Красной армии и др. Как сообщают источники, обладая блестящей актерской техникой, В. Алексеева-Месхиева с большим задором и темпераментом играла сорванцов-подростков и травести. Первые же ее выступления вызвали единодушные похвалы, а через три года имя этой актрисы отмечалось в печати среди лучших. В течение последующих лет Варвара Алексеева-Месхиева играла на сценах крупнейших театров страны – в Москве, Киеве, Харькове, Тбилиси, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Баку, Ереване. В 1942-44 годы В. Алексеева-Месхиева была актрисой русского театра им. А. С. Грибоедова и прославилась исполнением таких ролей, как Диана («Собака на сене» Л. де Вега) и Тугина («Последняя жертва» А. Островского).

Позднее  режиссер  Г. А. Товстоногов вспоминал о работе с актрисой, о чем пишет Д. Г. Подовжний в своей курсовой работе «Учение К. С. Станиславского о сверхзадаче и сквозном действии»: «На творческом вечере в концертной студии «Останкино» Товстоногов затронул любопытную тему касательно поиска сверхзадачи режиссером при постановке произведения. Была упомянута история, когда во время войны Товстоногов ставил «Собаку на сене» в Тбилисском русском драматическом театре имени А. С. Грибоедова. Товстоногов с теплотой и признанием рассказал про выдающуюся актрису своего времени Варвару Алексееву-Месхиеву, которая должна была играть Диану. Георгий Александрович рассказал, что на первой репетиции Алексеева-Месхиева поразила его тем, что чувственно выразила словами ту историю, которую они должны были играть. Товстоногов утверждает – к сверхзадаче произведения, которая представляется режиссеру умозрительно, необходимо прикоснуться чувственно».

Как рассказывает ученица Товстоногова Натела Лордкипанидзе, в роли Дианы Варвара Алексеева-Месхиева превзошла саму Марию Бабанову.

Не меньший ажиотаж вызвала и роль Тугиной в исполнении Варвары Владимировны. Восторженно написал об этом спектакле Георгия Товстоногова и работе актрисы Бесо Жгенти:

«Театр имени А.С. Грибоедова создал спектакль большой познавательной и эстетической силы, заслуженно пользующийся большим успехом у зрителя. Этот успех в большой мере обусловлен замечательной игрой В. В. Алексеевой-Месхиевой, исполняющей центральную роль пьесы – Юлии Павловны Тугиной. В этой роли актриса во всей полноте показала свое актерское дарование, богатство, тонкость и яркость средств сценического выражения мысли, умение глубоко вникнуть в природу роли, разработать ее до последних деталей... С первого же появления на сцене Варвара Алексеева-Месхиева рисует выразительный драматический образ, пронизанный глубокой печалью, предчувствием обреченности. Юлия самоотверженно борется за свои права на счастье и любовь. Она идет на всякие жертвы, проявляя исключительную силу воли в преодолении препятствий. Когда Юлия узнает, что она жестоко обманута и оскорблена, В. В. Месхиева с предельной остротой передает состояние до глубины потрясенной, разочарованной души. Здесь артистка достигает высшего предела драматического напряжения в своей игре. Ее слова «ограблена и убита. Я нищая, обиженная совсем... За что же они еще смеются надо мной?» - звучат как вопль негодующей души, проклинающей суровое и мрачное окружение своего времени».

Варвара Алексеева-Месхиева создавала необычный образ Тугиной вразрез с традицей исполнения этой роли. Это была не «пышная красавица купчиха, а маленькая, хрупкая, обаятельная женщина с немного наивными мечтами о чистой и бескорыстной любви, сердце которой безжалостно разбивают», - пишет в своих воспоминаниях актриса Екатерина Сатина.

В следующих публикациях мы расскажем о других актерах-грибоедовцах, оставивших след в истории театра.

Страницы истории театра просматривала

Инна БЕЗИРГАНОВА

 

 
  • Icon 02
  • Icon 03
  • Icon 04
  • Icon 05
  • Icon 06
  • Icon 07
  • Icon 08
  • Icon 09
  • Icon 10
  • Icon 12
Casino Online, Hrací Automaty & Bonusy na rok 2017 | Casino Recenze
Navštivte nové české Fortuna Vegas Casino ještě dnes a získejte vstupní bonus 3000Kč!Navštívit nyní!